"Ты о них расскажи - мы запомним"

Об этом пели участники хора «Общества старых нижегородцев» на встрече в клубе Хэсэда «В тылу ковали мы оружие Победы», посвящённой подвигу горьковчан в годы Великой Отечественной войны. Встречу вела руководитель культурных программ Хэсэда Тамара Беагон. Очень  важно беречь  память о тех далёких днях, потому что все меньше остается людей, которые прошли «круги ада», работая в тылу, и могут нам рассказать об этом. А городу Горький есть о ком и о чём помнить!

Уже в первые дни войны были сформированы отряды народного ополчения. 884 505 горьковчан было призвано и отправлено на фронт. Не вернулись с войны 340 275 человек. И за каждой такой цифрой – чья-то жизнь, чья-то судьба…

Горький был тыловым городом, но он очень быстро оказался в прифронтовой полосе, подвергался бомбежкам. Поэтому в октябре 1941 – январе 1942 гг. на строительстве оборонительных сооружений работало 350 тысяч рабочих, школьников, учителей. Днем и ночью, в дождь и  мороз поздней осенью 1941 года строили горьковчане оборонительные сооружения на подступах к городу.  Люди всех профессий от мала до велика рыли траншеи, противотанковые рвы, сооружали завалы и устанавливали дамбы.

С первых дней все промышленные предприятия города и области переключились на производство оборонной продукции. К станкам вставали женщины и подростки, на смену ушедших на фронт. В годы войны на заводах города было произведено более 100 тысяч орудий, более 23 тысячи танков, более 19 тысяч истребителей, свыше 10 тыс. минометов, более 9 тыс. самоходных артиллерийских установок, 27 подводных лодок, более 55 млн. единиц боеприпасов, 50% взрывчатых веществ от всех, применённых на войне.

На фронт было отправлено: хлеба – 1 391 559 т., крупы и муки – 7 949 64 т. На средства, собранные жителями города и области, были построены два бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец», авиаэскадрилья «Валерий Чкалов»,  танки. Знакомишься с этими цифрами и думаешь: почему же Горький так пока и не стал городом воинской славы?

 Резко увеличился грузопоток на Горьковской железной дороге. В нереально короткие сроки  была проложена железная дорога Горький – Керженец, которая обеспечила город топливом. Горьковский порт стал распределительным центром перевозок по средней Волге, Каме, Вятке и реке Белой.

В первые же месяцы войны потянулись в Горький беженцы из западных областей огромной страны. В первое военное лето было принято 175 тысяч эвакуированных с Украины, из Белоруссии и многих других областей. К 1 сентября организовали 120 интернатов для 15 тысяч маленьких москвичей, 42 детских дома приютили 5 тысяч ленинградских детишек. Подростки влились в состав рабочих, вместе с горьковчанами встали к станкам.

«Что ещё я могу  завтра  сделать для фронта, для победы?» – такие  мысли  помогали  полуголодным, измученным,  уставшим людям достигать небывалых результатов на каждом рабочем месте.  Как вспоминает Лейзер Вульфович Кушнер, «в плохо освещенном, холодном  помещении полуголодные, мы работали, по трое суток не выходя с завода. Станки раскалялись, но люди выдерживали: ковали победу над фашизмом. Часто приходилось работать без света, используя зажженные тряпки, пропитанные автомаслом. В таких условиях, проявляя патриотизм, мы  выполняли и перевыполняли государственную программу».

А после заводской смены многие горожане выезжали на поля: убирать урожай, собирать картошку. На фронт отправляли посылки с теплыми вещами и продуктами.

В период войны город неоднократно подвергался налетам немецко-фашистской авиации, 43 раза бомбили город. Бомбы попали на автозавод, завод им. Ленина, различные военные базы, но, несмотря на разрушения, предприятия не прекращали работать. Для охраны воздушного пространства города и области были созданы отряды ПВО, в которых в основном были девушки. Они несли круглосуточную службу, и от них зависело, чтобы город не был разрушен.

Чем труднее становилось Родине, тем самоотверженнее трудились горьковчане. Горький и Горьковская область стала безусловно кузницей и арсеналом Победы.

Массовым стало патриотическое движение «двухсотников», появились «тысячники», на предприятиях области были созданы сотни  ударных  фронтовых бригад, которые, внедряя технические новинки, добивались неслыханной производительности труда, высвобождали людей на других участках. 

В городе были размещены 171 госпиталь, в которых прошли лечение  550 тысяч раненых офицеров и солдат.  Широкое распространение получило донорство.  В 1943 году в области по сравнению с довоенным временем количество доноров увеличилось в 5 раз.

Искусство в годы войны тоже было направлено на победу, поддерживая боевой дух и энтузиазм тружеников тыла. В августе 1941 года в художественном музее была открыта выставка,  посвященная памяти В.П.Чкалова, а к 7 ноября в Доме  партпросвещения открылась выставка «Горьковские художники в дни Великой Отечественной войны», в которой приняло участие 28 художников, среди них – Лев Григорьевич Шерман.

Не прекращали работать театры, музеи, выставки. Театры перешли на патриотический репертуар. Часто из зрительного зала солдаты уходили прямо на фронт. Работали фронтовые артистические бригады, которые выступали на фронтах, сборных пунктах, госпиталях. Работали библиотеки. Люди выстраивались в очередь за свежей прессой. Не прекращало работать радиовещание.

Одним из средств агитационно-пропагандистской работы среди тружеников тыла  были боевые листки. Они выпускались на предприятиях промышленности и транспорта, в колхозах и МТС, в организациях и учреждениях, давали возможность быстро откликаться на события на фронте и в тылу, рассказывали о передовиках производства, отражали ход социалистического соревнования. Выпускались листки, как  правило,  на специальных бланках в рукописном виде. В них публиковались небольшие заметки, стихи, призывы, карикатуры. В годы войны боевые листки получили в Горьковской области широкое распространение.

Люди всех национальностей сплотились в борьбе за Победу, и немалую роль в этом сыграли евреи. Многие рвались на фронт, в боевые части, но военкоматы отправляли назад специалистов, мотивируя тем, что их работа в тылу по усовершенствованию вооружения является важным вкладом в достижение Победы. Тамара Беагон назвала некоторых из них, работавших на горьковских заводах.

Горьковский автомобильный завод  (ГАЗ) во время войны перешел на выпуск военной техники и ее комплектующих, производились лёгкие танки Т-60 и Т-70, бронеавтомобили, самоходные артустановки, минометы, различные боеприпасы, коляски к армейским мотоциклам и различное военное снаряжение. Главным конструктором ГАЗа в то время был Андрей Александрович Липгарт, авторитет которого в период войны был непререкаем. Он создал конструкторско-экспериментальный отдел. Под его руководством работали конструкторы: А.М. Кригер, Г.М. Вассерман, Г.В. Эварт, которые участвовали в разработке модели нового танка. По проекту технической службы на заводе был построен инструментально-штамповый корпус, который поочередно возглавляли Е.Я. Глинер и А.И. Брук. В августе–сентябре 1941 г. от правительства поступило задание на изготовление корпусов реактивных снарядов. Среди разработчиков были А.Я. Фрейдлин  и П.Г. Гребельник. В результате применения изобретенного им более простого штамповочно-сварного способа требовалось меньше металла, станков, электроэнергии, рабочей силы.

 В ноябре 1941 года Государственный  Комитет Обороны поручил заводу изготовление аэросаней. Их проектировали в ОКБ Наркомата речного флота под руководством доцента М.Б. Веселовского.

 Во время становления новых производств большую работу проделали инженерно-технические работники. В их числе были:  Е.Я. Глинер, А.П. Троицкий, А.Н. Айзенштадт. 

Аэросани  обладали высокой мобильностью, вели разведку, осуществляли связь, и  транспортировку боеприпасов. В сентябре 1942 года был утвержден план модернизации автомобиля ГАЗ. Над решением этой задачи работала группа конструкторов, в числе которых были Г.М. Вассерман и Комаровский. Они разработали новую конструкцию броневика. Среди конструкторов, проектировавших бронекорпуса, был Юрий Наумович Сорочкин.

Большую помощь  цехам оказывали сотрудники заводской лаборатории металлофизики Виленский и Э.К. Попед. Они разработали теоретические основы и осуществили изготовление приборов для обнаружения трещин в металле.

16 октября 1942 года директором ГАЗа был назначен Александр Маркович Лившиц. Началась разработка более мощного танка Т-70. В его проектировании принимали участие:  Г.В. Эварт и А.М. Кригер. Была усилена мощность двигателя, танк вооружался минометом и 40-миллиметровой пушкой. Под руководством инженера-сварщика П.Г. Требельника, в короткий срок были сконструированы и изготовлены сварочные головки, внедрение которых позволило решить технологически сварку важных узлов и деталей.

25 раз бомбили наш автозавод. Можно только поражаться тому, как могли эти люди – плохо одетые, плохо  накормленные – за сто дней восстановить завод-гигант.  Процесс производства военной техники нельзя было останавливать. Восстановление и ремонт оборудования возлагались на отдел главного механика, которым руководил Яков Ильич Дамбург, ведущим специалистом был Залкинд Исаакович Лондон.

Среди рабочих выделялись своим профессионализмом и мастерством Нохим Перельмуттер, кроивший танковую броню, Бенцион Гельфинбейн, работавший в цехе моторов, его брат Рахмил был заливщиком в литейном цехе, слесарем тяжелых паровых молотов кузнечного производства работал Филипп Аббович Вассерман, фрезеровщиком фронтовой бригады был Иосиф Гершевич Крацер. И это – лишь небольшая часть тех, кто самоотверженно трудился на ГАЗе. Многие из них были награждены высокими правительственными наградами.  

Завод «Красное Сормово» - до войны специализировался на производстве подлодок, сухогрузов, паровозов и металлических пароходов. Но с 1 июля 1941 года по указанию государственной комиссии завод перешел на выпуск танков Т-34 и боеприпасов для реактивной и стволовой артиллерии.

 В выпуске этой модели танка участвовали и другие горьковские заводы: моторы делал ГАЗ, изготовление коробок передач взял на себя завод «Двигатель революции», обработка траков и сборка гусениц велись на заводе «Гудок Октября». «Сормовские танки» принимали участие в боях за Москву. Высоко оценил вклад сормовичей маршал Г.К. Жуков. В своих воспоминаниях он писал: «В октябре 1941 года мы начали получать с Сормовского завода первые танки Т-34. Эта помощь пришла вовремя и сыграла большую роль в битве за Москву…»

Для усовершенствования военной техники большую работу проводил заместитель главного конструктора С.Н. Якимовский. Одним из металлургических цехов руководил М.И. Лернер. Важнейшее значение имело создание фронтовых бригад, которые должны были ремонтировать технику непосредственно на фронте. Инициаторами создания таких бригад были Качинский, Городецкий, Зачепитский.

Фронту нужны были танки быстро и в большом количестве. Для наладки  производственного процесса в мае 1942 года на должность директора завода «Красное Сормово» был назначен Ефим Эммануилович Рубинчик (позже лауреат Государственной премии, генерал-майор инженерно-технической службы, кавалер многих орденов и медалей). Он проработал в этой должности всю войну, и завод бесперебойно давал фронту танки. 17 августа 1942 года по заводу вышли его приказы, в которых за оперативную работу и помощь цехам по ликвидации ряда узких мест были отмечены заместители главного конструктора С.Н. Якимовский и И.С. Бер, а также начальник сектора № 5 М.М. Пилярский и начальник сектора №3 Л.Н. Краснопольский. Завод не только выпускал новые танки Т-34, но и ремонтировал танки, привезенные с поля боя, давая им вторую жизнь. К концу 1942 года предприятие ежесуточно выпускало 9–10 танков.

С начала войны были приостановлены работы по производству подводных лодок, но  в июле  Комитет Обороны обязал завод наладить выпуск лодок.   Для выполнения государственного заказа был организован специальный судостроительный отдел. Начальником был назначен М.И. Лернер. Лодка С-13  стала одной из самых знаменитых. За годы войны наша лодка  потопила и повредила шесть видов немецко-фашистского транспорта.

Горьковский артиллерийский завод, или завод № 92, был изначально построен для развития мощностей кузнечного производства «Красного Сормова». Завод выпускал пушки для танка Т-34, гаубицы, пушки УСВ. За годы войны завод изготовил 100 000 пушек. Главным инженером в военное время был Марк Зиновьевич Олевский. Над разработкой пушек работали конструкторы:  Б.Г. Ласман, Д.И. Шеффер. В течение месяца технолог Аркадий Моисеевич Гильман вместе с другими специалистами разработал уникальную технологию быстрого изготовления пушек. Руководителями ряда цехов были также специалисты-евреи. Цехом по изготовлению лафетов руководил Абрам Зиновьевич Фильштейн; цехом, делающим пружины – Н.И. Фигнер.  Начальником мартеновского цеха был Марк Рувимович Мильнер. Сталефасонным цехом с модельной мастерской руководил Давид Ильич Эфрос. Кузнечно-прессовый цех во главе с А.З. Фильштейном внедрил высокопроизводительные технологии и делал разработку новых сталей. В этих разработках участвовали Д.И. Эфрос и  М.Н. Дворецкий. После того как часть инженерно-технических работников были переведены в конструкторское бюро, в отделе остались опытные незаурядные конструкторы  Г.В.Ордынский, Г.Х. Гольденберг,  Евгений Наумович Черномордик.

Самоотверженно трудились на заводе Абрам Григорьевич Альтерман, Михаил Моисеевич Альшиц, Савелий Лазаревич Брагин, Борис Хонович Вишневник, Даниил Владимирович Каганов, Израиль Соломонович Рывкин и многие другие. Они внесли огромный вклад в сложнейшую работу большого завода, в наращивание его потенциала.

Авиационный завод №21 сначала выпускал истребители И-16, И-17,
И-19. Потом перешел на истребители Ла-ГГ и Ла-5, Ла-7. К концу войны – Яки. Ещё в 1940 году главным конструктором по изготовлению истребителей Ла-ГГ был назначен  Семен Алексеевич Лавочкин. Это был очень грамотный специалист высокого класса. Одним из разработчиков этого истребителя был инженер В.И. Валейдинский.

Затем в кратчайший срок разрабатывается и запускается в производство модель истребителя Ла-5. Но у новых машин при серийном производстве обнаруживается снижение максимальной скорости. В помощь по выявлению этих причин прибыли на завод известные ученые: И.В. Остославский, М.А. Тайц, С.Л. Зак, В.И. Поликовский.

Истребители Ла-5 принимали участие в Сталинградской битве. Позднее в серию пошли усовершенствованные модели Ла-7. Каждый третий самолет-истребитель в годы Великой Отечественной войны назывался «Лавочкиным». Эти машины стали одними из лучших самолетов Второй мировой войны и сделали имя их главного конструктора Лавочкина известным всему миру. 21 июля 1943 года Семену Алексеевичу Лавочкину было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Всю войну на заводе также проработал Семен Ильич Нудель.

 

Для успешного ведения боевых операций большое значение имело наличие эффективной и бесперебойной связи. В Горьком выпускались различные модификации радиостанций и переговорных устройств. Эта техника разрабатывалась и изготавливалась на радиотелефонном заводе им. Ленина и заводе им. Фрунзе.

Радиотелефонный завод им. Ленина выпускал средневолновые самолетные и дивизионные радиостанции «Скумбрия», «Дельфин», «Бриз», мощные армейские и фронтовые радиостанции РАФ, переговорные устройства для танковых и самолетных экипажей. Главным инженером завода в это время был Илья Аронович Щербаковский, внесший большой вклад в разработку средств связи.  Под его руководством работали начальники лабораторий В.С. Троицкий и И.С. Рубинский.

Завод им. Фрунзе выпускал радиостанции ДОТ и переносные станции. В перестройке деятельности завода в начале войны участвовали директор, главный инженер, начальники цехов и отделов. Среди них Горин, К.С. Бург. В модернизации станции РП приняли участие инженеры А.Г. Покровский, А.С. Шуман. В годы войны здесь начинал свою трудовую деятельность Михаил Михайлович Кобрин, в будущем крупный ученый радиофизик, профессор, декан радиофизического факультета ГГУ им. Н.И. Лобачевского.

На изготовлении снарядов и мин специализировались заводы «Двигатель революции», «Красная Этна», завод им. Петровского.

Завод «Двигатель революции» производил двухсотмиллиметровые снаряды. С первого июля 1941 года  он начал осваивать производство коробки перемен передач для танков Т-34. Сборка корпусов реактивных снарядов осуществлялась под руководством главного механика А. Безводимского, начальников цехов и отделов Левко, И.З. Слуцкера, который В 1942 год стал руководителем конструкторской группы. В 1943 году завод перешел на создание 160-миллиметрового дивизионного миномета конструкции И.Г. Теверовского.

Завод «Красная Этна» выпускал 50-миллиметровые мины, авиационные взрыватели, ленты для патронов, продолжал выпускать автонормали для ГАЗа. Большая работа по организации новых производств выпуска 82-миллиметровых мин была проделана заместителем директора по производству И.Г. Розенбергом.

Завод им. Петровского  в начале войны был эвакуирован  в Горький из Киева. Он выпускал различные приборы для морских мин. Потом стал выпускать детали к 120-мм минометам, прицелы, детали взрывателя для гранаты Ф-1. Директором был назначен И.М. Слуцкий. Старшим инженером – Евсей Гершевич Янкелевич, который в 1943 году стал главным конструктором. По его инициативе был спроектирован и запущен в производство прибор «Обри», предназначенный для самонаводящейся акустической торпеды «С.А.Т».

К декабрю 1943 года на заводе было сформировано 11 фронтовых бригад. Лучшими были признаны бригады Чауса, Луфера и других.

Кроме завода им. Петровского, в Горький были эвакуированы заводы из других городов. Из Брянской области был эвакуирован завод, выпускавший корпуса для 152-мм снарядов. Он расположился на территории завода «Двигатель революции», директором был А.А. Элькинд. Ленинградский мотоциклетный завод и мотоциклетный цех харьковского завода «Серп и молот» расположились на базе завода «Красная Этна», а потом стали отдельным заводом. Часть харьковского завода по выпуску моторов обосновалась на ГАЗе.

10 октября 1941 года ГКО вынес постановление о срочной эвакуации московского завода им. Маленкова, который после войны остался в Горьком и был переименован в завод «Гидромаш». Эвакуация проходила в кратчайшие сроки. Как вспоминал М.А. Фридман, «…завод был заминирован. Выдали всем двухмесячную зарплату и все продукты из магазинов…. В короткие сроки были созданы бригады по демонтажу и погрузки оборудования…, за месяц было отправлено несколько эшелонов со станками, приспособлениями, рабочими и их семьями. Последний эшелон был отправлен в конце декабря». Ни город, ни завод № 21, которому было поручено принять смежников, не были готовы к столь быстрому прибытию. И поэтому московский завод разместился на разных площадях: на площади филиала авиационного завода, на территории завода «Гудок Октября», на территории авиационного техникума им. Баранова. Большая часть сотрудников была размещена в районе Канавино. Едва успевали поставить станки на место, подвести электропитание, как на них тотчас же начинали отладку, а затем изготовление деталей. Часто тут же, в цехе, обедали, спали на двухъярусных кроватях. Отдохнул – и снова за работу.

Завод выпускал шасси для авиационной промышленности, а также разный ширпотреб для фронта. Открывались учебные мастерские ремесленных училищ. В них на смену ушедших на фронт и оставшихся в Москве рабочих, обучались подростки и женщины. Но нехватка рабочих рук оставалась огромной и составляла более 40%. Повсеместно зарождалось стахановское движение, и были организованы стахановские школы. Среди стахановцев хорошо известны Израиль Иосифович Улицкий, слесарь - «двухсотница» Н.А. Пороховник, коллектив механического цеха № 75 под руководством Р.Л. Гольдберга.

В 1943 году приказом наркома авиационной промышленности были отмечены начальник механического цеха М.А. Клугман, награждены медалью за трудовую доблесть начальник серийного конструкторского отдела А.Н. Ирд, начальник цеха Р.А.Гольдберг, Кедман, бригада Гордона из техноконструкторского отдела. В короткий срок был спроектирован, изготовлен и опробован высокопроизводительный инструмент для разделки отверстий в металле.  Фронтовые бригады ИТР,  возглавляемые Иоффе, Колодежем, Леберманом, Шапиро, Штамблером, много сделали для разрешения проблемных технических вопросов.

 В 1944 году нарком авиационной промышленности отметил заслуги большой группы ИТР за внедрение поточных методов производства. Среди них – заместитель главного технолога Н.М. Иоффе, технолог конструкторского отдела М.Н. Колодеж, заместитель начальника цеха Л. Головань, мастер Ю.Ф. Ольшанский, руководитель конструкторско-инструментальной группы С.П. Гордон.

Несмотря на военное время, руководство завода думало о людях. Оно старалось обеспечить работников и их семьи жильем. Тяжело было с пропитанием, некоторым подспорьем стало свое подсобное хозяйство. В 1942 году заводу был передан совхоз «Красное Сормово». Дети работников вывозились на дачу. В 1944 году был открыт заводской детский сад. Организованы пионерские лагеря.  На заводе работало  368 подростков. Им  предоставляли возможность получить трехдневной отпуск на, так называемых, комсомольских дачах.

Во время войны между заводами города и области, а также эвакуированными предприятиями существовала тесная связь. Для ГАЗа моторы делал эвакуированный харьковский завод «Серп и молот» и моторный цех Харьковского тракторного завода, крепеж для него поставлял завод «Красная Этна». Для авиационного завода шли моторы с ГАЗа, шасси  – с завода им. Маленкова, авиабомбы с завода «Красная Этна», завода фрезерных станков. Для завода «Красное Сормово» от ГАЗа – моторы для танков, пушки с завода № 92. Завод им. Петровского поставлял для всех рации, переговорные устройства для подводных лодок, самонаводящиеся устройства для торпед. Радиотелевизионный завод им. Ленина и завод им. Фрунзе выпускали рации разных модификаций и локационные станции.

На Победу работали заводы области:  Выксунский  и  Кулебакский металлургические заводы, промышленные предприятия  Дзержинска,  Павлова, Балахны,  Богородска,  Арзамаса,  Городца, Навашина, Первомайска. Во время войны в области функционировало 14 химических и близких им предприятий,  ориентированных на выпуск главным образом оборонной продукции. Многие из них являлись  заводами союзного значения.

Вот самые крупные из них:

Химическая промышленность г. Дзержинска поставляла начинку для мин, гранат, различных взрывателей. Чернореченский химический завод изготовлял  азотную и серную кислоты, которые были необходимы для выпуска взрывчатых веществ. Завод имени Я.М.Свердлова (№ 80) специализировался  на выпуске снарядов, мин, фугасных авиабомбах, противотанковых минах. Завод «Капролактам» № 96 завод специализировался на выпуске отравляющих веществ, которыми снаряжались  авиабомбы и артснаряды, реактивные самолеты и мины. Завод № 148 «Рулон»  выпускал бронированное оргстекло. Борский стекольный завод, или,  как его называли в то время, горьковский механизированный  стеклозавод им. М. Горького,  выпускал  закаленные  стекла  для самолетов  и  танков, детали для разных приборов и изделий. Богородский завод выпускал обувь,  полушубки, рукавицы для воинов Советской  Армии. Завод № 397 «Заря», завод № 365 «Ока», завод № 506 «Ява», Нефтеперерабатывающий завод им. 26 Бакинских комиссаров № 407, Государственный союзный нефтегазовый завод № 415, Сявский и Ветлужский лесохимические комбинаты тоже вносили свой вклад в великое дело Победы.

В списках сотрудников и рабочих этих заводов  встречаются такие фамилии, как Н.А. Гольдберг,  С.Я. Файнштейн,  А.С. Иш,  Б.Н. Бощевский, М.Я. Фельдман,  А.З. Коган,  Ф.С. Хамзин,  М.И. Кац,  З.С. Смолян, П.С. Коган,  Ю.А. Каганович.

Многие горьковчане, как представители  руководящего звена, так и рабочие – были награждены высокими правительственными наградами. Иосиф Гершевич Крацер и  главный технолог А.Н. Ирд были награждены боевыми орденами Красной Звезды; орденами «Знак Почета» награждены начальник цеха Л. Головань, комсорг Л.М. Крупник. Медалью «За трудовую доблесть» – начальник цеха Р.Л. Гольдберг, слесарь Э.А. Пороховник, начальник цеха Л.Ф. Штамблер и многие другие.

В связи с подготовкой к 65-летию Победы были открыты архивы, и мы, наконец, смогли узнать о вкладе в победу горьковчан, среди которых евреи занимали не последнее место.

Наши предки ковали Победу на фронте и в тылу. И Победа была одержана.

«Площадь горьких разлук стала площадью радостных встреч…» – пел хор. Солист хора - Николай Фёдоров, художественный руководитель - Владимир Валентинович Медведев, каждая из участниц старались донести до нас - зрителей атмосферу того незабываемого, трагического и героического времени, которое никогда не изгладится из памяти народа.

Мы слушали и, порой, мелькала мысль: почему эти замечательные песни так редко звучат по радио, на телевидении? Не забыть бы их, не растерять в сутолоке будней драгоценную память…

                                                                                                    

Надежда Молчанова.

Яндекс.Метрика